Девяносто четвертая стратагема имперских воинов.

Не бойся силы, бойся времени.

 

      Стратагема состоит из иероглифа «О_о» , обозначающего приличествующую длину робы монаха и иероглифа «о_О», обозначающего её же с другой стороны, а также иероглифа «Ва-у», которым было принято приветствовать в тибетских селениях монахов в приличествующей длины робах. На самом деле на простонародном тибетском это простой аналог исконно русского слова «кавай». Так их и называли – «кавайные монашки».
     Придумал стратагему, кстати, Йода, когда порезался вражеским мечом и подхватил через это насморк. Лежа и страдая, прикованный к постели, он был перекашиваем в форме как раз этих двух иероглифов, и от отчаяния громко сморкался в истребителя Люка. Или в люк истребителя, я не помню. В общем, когда попадал, говорил «вау», и говорил «кавай», когда получалось хорошо.

     Пример:


     Однажды Йода, гуляя между четырех столпов, в середине которых висел фонарь, заметил, что, кроме него, среди столпов никого нет. И восстрадал он и возжаждал общения. Нет, ему мало было за день. Ну, бывает.
     Так вот, он посмотрел в Небо и произнес – «Дорогая Сила, пошли мне собеседника, мудрее меня и такого, чтобы он чувствовал Силу тоже лучше. Потому что смутился дух мой и одиноко мне».
     Сила удивилась, конечно, чо за нафик, но, внимательно посмотрев на распухшее эго Йоды, решила сниспослать. Потому что оно ни в какие ворота не лезло, эго это. Немного порывшись в соседнем городе, она обнаружило как раз подходящий экземпляр и сниспослала её Йоде прямо в ночной рубашке.
     - Привет – икнул Йода.
     - Угу, - сказала она.
     Сила посмотрела сверху и спросила Йоду (разумеется, никто кроме них двоих этот разговор слышать не мог):
     - Ну, пойдёт?
     - Уже пришла, остынь грамм на двести, - сердито сказала девушка, - А в следующий раз дай время хотя бы причесаться, ладно?
     - Да ну вас, - сказала Сила, - разбирайтесь тут сами.
     Йода подумал и посмотрел прямо в лицо, видимо, судьбы, раз ничего другого не нашлось:
     - Девочка, скажи мне, что главное в жизни человека?
     - Не озадачиваться тем, что главное, - буркнула она.
     - Тогда ответствуй мне, отчего люди, думая о великом, так легко наступают на горло тем, кто об этом великом не думает?
     - Оттого, что не понимают, что нет ничего величественнее человека.
     Йода, однако, почувствовал неладное, слишком уж простым оказался ответ и спросил:
     - А ты не врёшь?
     - Я же не мальчик, даже если я совру, как ты отличишь эту правду от самой изысканной лжи?
     - Да я ведь не спрашиваю, как отличить, я просто хочу знать, не соврала ли ты.
     - Ну, соврала, и что дальше?
     - Так это же нехорошо.
     - Зато это правда, разве ты не заметил?
     Йода почувствовал, как его ум медленно заходит за разум, и аккуратно осведомился:
     - Ээээ. Аааа... Ыыыы?
     - Да, - коротко ответила девушка, - именно так и должно быть.
     - Блин, вот засада. И что теперь делать?
     Девушка вздохнула и внимательно посмотрела на Йоду. В её взгляде появилось снисхождение и какое-то неожиданно живое выражение, похожее на то, которое появляется в глазах студента, препарирующего лягушку. Она посмотрела в сторону, опустила глаза и спросила:
     - Йода, можно я пойду спать? Время-то позднее.
     Йода взмолился:
     - О, только не это! Я молю тебя, подожди ещё пять минут! Постой рядом, хорошо? Я ведь впервые встретил человека, который заставил меня задуматься больше, чем на пять минут!
     - Йода... Мне завтра на работу...
     - Но как же...
     - Когда Сила создавала время, она создала его достаточно. Завтра поговорим.
     - Я не отпущу тебя. Ведь со мной случилось озарение.

     И тогда она его поцеловала. Блин, а что ей оставалось? И спокойно пошла домой, потому что Йода остолбенел и до утра не шевелился.
     А она шла домой и ровным счетом ни о чем не думала. Вообще ничего.

     Прошло совсем немного времени и она вспомнила, что оставила стоять Йоду среди столпов. И ноги сами понесли её туда, просто проверить, все ли в порядке, ну, вы же знаете – это девичье. И он был, конечно, там, абсолютно остолбеневший. Вокруг него была экскурсия и экскурсовод рассказывал, что это не простой, а заколдованный Йода, на которого наложили заклятье и теперь ему так и стоять столбом, пока его не поцелует принцесса.

     И она его поцеловала. Блин, а что ей ещё оставалось?
     - Привет, - икнул Йода.
     - Угу, - сказала она.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить