Девяносто шестая стратагема имперских воинов.

Смотри, как они плывут.

 

      Стратагема состоит из иероглифа «Аш», обозначающего «много» и иероглифа «Два», который значит так много, что человекам это не вместить, обрамленных магическим «О» обозначающим пределы мыслимого.
     Стратагему придумал пилот Отстой из фильма «горячие головы», когда уперся в бензоколонку и увидел внутри неё читающего Библию мормона в нижнем белье для купающихся амишей.
     Отстой посмотрел внутрь бензоколонки, затем внутрь себя и возжелал виски. И произнес:
     - Бываемое – бывает, но только отстой верит в то, что небываемое случается. Небываемое было, есть и будет есть. Нас. Важен только соус.
     - Разбавить? – спросил мормон.
     - Нет! – твердо ответствовал Отстой, - Будем пить как есть.
     При этом произошло землетрясение в Вазастане. Впрочем, его не заметили.

     Пример:

     Был день, в который мастер Йода, занимаясь складыванием кошек в стиральную машину, прервался, чтобы перекурить и вышел на двор, где бездонное небо, издеваясь над немочью Силы, смотрело в глаза крохотным, похожим на муравьев существам, отличающихся от хатифнаттов ростом и цветом. Кошки тоже вышли из машины и сели кругом Йоды. Пришла и Она, и села рядом, подобрав юбку к ногам, потому что было холодно и роса выпадала на колени.
Йода вынул ёжика из кармана и медленно посмотрел ввысь. Затем, опустив глаза вниз, не смог оторвать взгляд от её острых коленок.
     И вопросил, не отрывая:
     - Как ты там?
     - Угу, - ответила она.
     И Небо стало ещё ближе.
     Перед мысленным взором Йоды пронеслись долгие годы странствий во Вселенной, встречи в прибрежных кабачках, пираты и трехколенные туземки. Он подумал о том, что вечное так близко, совсем рядом. Оно напоминает своей неизбежностью лавину и нежно, как касание теплого ветра. Оно наполнено добротой и светлой радостью, которая бывает от трогательной любви к покою и дому.
     - Кто ты? – спросил Йода в пространство.
     - Это же я, глупый ты, - ответила Она, - О чем ты думаешь?
     - Какая ты добрая, - улыбнулся Йода, - ты ни разу не спросила меня, чем я это делаю.
     - Зачем это спрашивать? – ответила Она, - Разве это добавляет радости и света твоему взгляду, которым ты уже продырявил мою коленку?
     - Если есть чем видеть, есть и на что смотреть – мудро ответил Йода.
     - Так подними же голову, выпрямись и иди.
     - Как я быстро тебе надоел, девочка... – потупился Йода.
     - А вот туда вообще смотреть не смей, - сердито ответила Она.
     И они оба вздохнули.
     - Давай закроем глаза вместе? – сказала Она чуть погодя, - Ведь так часто бывает, когда вместе открывают глаза и так редко пробуют вместе их закрывать. Надо же попробовать.
И они их закрыли.
     И перед ними прошли годы и реки и корабли.
     Они увидели людей, строящих муравейники, муравьев, строящих людей и имперских воинов, которые вообще уже не могли не строится. Всё, что было и что будет пронеслось перед закрытыми глазами в тишине, наполненной кошками и хатифнаттами.
     Они открыли глаза одновременно и посмотрели друг на друга.
     И она спросила удивленно:
     - Я не видела там тебя.
     - А я тебя, - ответил Йода.
     - Это так удивительно!
     - И правдоподобно.
     - Отчего?
     Ночь сгущалась и становилась глубже. Есть август, в котором предела нет глубине небес.
     И, когда настал этот предел, из самой глубины веков потек дождь.
     Тихий, очень мокрый и очень равномерный дождь.
     - Всё же... – задумался Йода, - Отчего там не было нас?
     - Я бы тоже очень хотела это знать, - вздохнула Она и прижалась щекой к зеленому плечу Йоды.
     И последняя капля дождя, упавшая между ними, ответила:
     - Потому что только вам дозволено быть ЗДЕСЬ, а не ТАМ. И в этом – огромная разница между «ТАМ» и «ТУТ». И, в общем-то и вся разница.
     И на этом кончился дождь, не разбавив, но наполнив до краев.
     И кошки ушли.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить